История

Восстания рабов и колонов в V в

      Революционное движение рабов и колонов было лишь на время подавлено вначале правления Диоклетиана. Вскоре оно развернулось с новой силой и не прекращалось до последних дней Западной империи.

      Можно указать следующие основные черты революции рабов. Революция рабов складывалась из ряда социальных движений, с особенной остротой протекавших на окраинах Империи, где государственная власть была слабее и где ещё сохранились пережитки первобытно-общинного строя. Движущей силой в этих восстаниях были рабы, пользовавшиеся поддержкой колонов. Восставшие оказывали помощь варварам, наступавшим на Римскую империю. Движения эти протекали в течение длительного периода (с первой половины IV до конца V в.) и носили стихийный характер.

      Субъективно и рабы и колоны ставили своей целью возвращение патриархально-общинных порядков, объективно же они способствовали крушению рабовладельческого государства.

      Правительство поздней Империи использовало все средства для борьбы с революционным движением, однако во многих случаях оно оказывалось бессильным. Отдельные поражения восставших не могли подавить движения. С восставшими рабами и колонами вели борьбу и сами магнаты. Об этом свидетельствовало появление отрядов букцелляриев, укреплённых вилл и т. д.

      Движение багаудов

      Восстаниями были охвачены то одни, то другие провинции Римской империи. Можно указать на движение багаудов, которое было временно подавлено Максимианом, но в V в. разгорелось с новой силой, охватив Галлию и Испанию. Данные о них сообщает тот же Сальвиан. «Что другое, — говорит он, — создало багаудов, кроме нашей несправедливости и бесчестности правителей, их хищений и грабежей?».

      Движение агонистивов

      Больше всего известно о движении низших слоев населения в Римской Африке. Восставшие называли себя агонистиками—борцами за истинную веру; противники агонистиков, католические епископы, называют их циркумцеллиопами, т. е. бродящими вокруг деревенских хижин.

      Главное участие в движении принимали рабы, посаженные на землю. Восставшие пользовались поддержкой зависимого и полузависимого берберийского населения. Идеологически они были связаны с донатизмом — ригористическим движением, оформившимся после того, как глава этого движения Донат был осуждён соборами епископов и императором Константином.

      Донатисты отстаивали нерушимость церковных порядков, сложившихся в Африке в течение двух веков. Они защищали независимость церкви от государства, а своим утверждением, что истинная вера сохранилась только в Африке, идеологически оправдывали сепаратистские тенденции различных групп населения, тяготившихся гнётом позднеримского правительства.

      Агонистики составляли их левое крыло; они считали себя борцами за истинную веру. Но главное остриё этой борьбы направлялось против крупных землевладельцев, чиновничества и духовенства официальной церкви, поддерживавшего Империю и её порядки. Вооружённые дубинами, они ходили по поместьям, освобождали рабов, уничтожали долговые расписки.

      «Ни один посессор, — говорит противник донатистов Оптат Милевитанский, — не был спокоен в своих владениях. Расписки должников теряли свою силу; в то время ни один кредитор не был свободен взыскивать свои долги. Всех терроризировали письма тех, кто себя гордо называл «вождями святых». В результате те, которых следовало просить о снисхождении, в смертельном страхе сами должны были униженно просить об этом.

      Также и дороги не могли быть безопасны, так как господ выбрасывали из экипажой, и они должны были бежать впереди рабов, усевшихся на месте господ; по их решению и приказу рабы и господа менялись положениями».

      Другой противник донатистов, Августин, говорит, что «дерзкие мужики восстали против своих владельцев». Под угрозой палок, поджогов и убийств разбивали доски с именами рабов, для того, чтобы они получили свободу. В 340 г. во главе восставших стояли Аксидо и Фазир, местные уроженцы берберийского происхождения, как указывают эти имена. Оба они погибли в бою с римскими войсками.

      После них агонистиков собирал епископ города Вагаи Донат. Движение под руководством Доната было сломлено, много агонистиков погибло, но восстание агонистиков но было окончательно подавлено. В конце IV в. в городе Тамугади действовал епископ Оптат, перед которым трепетали окрестные землевладельцы. Он заставлял купцов делиться выручкой с покупателями, оказывал покровительство неимущим.

      Правительство посылало войска, наносившие агонистикам отдельные поражения, выносило суровые законы против донатизма; тем не менее в отдельных областях, в Нумидии и Мавретании, движение продолжалось в течение целого столетия (с 30-х годов IV до 30-х годов V столетия. О судьбе его после вандальского завоевания у нас нет данных).

      И движение агонистиков и движение багаудов являются звеном в том мощном процессе, который мы называем революцией рабов, подрывавшем основы рабовладения и ослаблявшем Римскую империю. Поддержка, которую оказывали рабы варварам, способствовала крушению рабовладельческого государства; об этой поддержке имеются определённые указания.

      По свидетельству Аммиапа Марцеллина, в 378 г. рабы оказывали поддержку боровшимся с римлянами вестготам. В 410 г. рабы открыли ворота Рима готскому вождю Алариху. Варвары, вторгавшиеся в римские области, встречали поддержку со стороны эксплуатируемых масс.

      Сальвиан говорит по этому поводу: «У всех римлян (завоёванных варварамн) одно желание — чтобы им не пришлось вернуться в римское подданство. Римский плебс там единодушно заявляет о том, чтобы ему было позволено жить попрежнему с варварами… Итак, наши братья не только совершенно не хотят перебежать от них к нам, по, наоборот, оставляют нас, чтобы перебежать к ним».

назад Н.А. Машкин дальше

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Комментировать

1...

copyright Timofeev Gleb © 2010-2017