История

Роль натурального хозяйства. Рост крупной земельной собственности

      Этот упадок выразился прежде всего в переходе к натуральному хозяйству. В последнее время в буржуазной историографии появились работы, отрицающие натурально-хозяйственную основу экономики поздней Империи.

      Действительно, ряд фактов говорит о развитии торговли в приморских центрах. В Александрии, Карфагене, малоазийских городах, так же как и в крупных городах Галлии, торговля продолжала играть большую роль, потребность в деньгах была настолько велика в поздней Империи, что владельцы поместий стремились заменить натуральные оброки денежными взносами. Понадобилось даже особое императорское распоряжение 365 г., которое запрещало владельцам требовать с колонов деньги вместо «продуктов земли».

      Но все эти факты не могут опровергнуть того положения, что общей тенденцией экономической жизни было развитие натурального хозяйства.

      Снабжение городов, армии, оплата за службу были построены главным образом на натурально-хозяйственных основах. Обмен суживался, а в отдельных случаях и прекращался. Внешняя торговля переставала играть ту роль, какую она играла в конце I и во II в.

      Переход к натуральному хозяйству привёл к упадку городов, утративших своё прежнее значение; в то же время увеличивалась роль крупного поместья, производившего почти всё, что необходимо было для жизненных потребностей его владельцев и обитателей. Земля с сидевшими на ней людьми приобрела большую ценность, чем это было раньше.

      Крупная земельная собственность в последний век Империи достигла неслыханных до того размеров. Находилась она главным образом в руках императора и представителей сенаторского сословия. Лишенные политической власти и целиком зависевшие от милости императора, сенаторы играли громадную роль в социальной жизни Империи.

      Сенаторское сословие состояло из членов сенаторских фамилий, сохранившихся ещё от времён ранней Империи, из тех, кто выдвинулся в годы междоусобных войн III в., наконец, из тех, кому сенаторское звание было пожаловано императорами IV в. О настроении этого слоя населения можно судить на основании произведений некоторых писателей IV и V вв. (Симмаха, Аполлинария Сидония и пр.).

      Вопросы общеполитические мало волновали представителей высшего сословия. Среди них сохранилось ещё преклонение перед славным прошлым Рима, но преклонение это выражалось лишь в том, что своё происхождение они связывали с той или иной знаменитой римской фамилией. Вместе с тем печать сервилизма лежала на аристократии поздней Империи. Сенаторы добивались милости императора, стремились занимать те или иные должности, чтобы иметь громкий титул.

      По этим мотивам некоторые переходили даже на сторону узурпаторов. Многие сенаторы предпочитали жить в виллах. Наступление варваров и восстания угнетённых заставляли возводить укрепления, окружать виллы стенами. Магнаты поздней Империи имели вооружённые отряды так называемых букцелляриев.

      В городах сенаторы появлялись редко. Они приезжали туда окружённые челядью в праздники, для того чтобы присутствовать на торжественном богослужении, на выборах епископа и пр. Безграничное расширение владений составляло одну из целей их жизни.

      Про сенатора Петрония Проба Аммиан Марцеллин говорит, что он владел поместьями почти во всех областях римского мира. Писатель Симмах имел дом в Капуе, три дома в Риме, три виллы в окрестностях Рима, двенадцать вилл в различных областях Италии, земли в Сицилии и Мавретании.

      В биографии святой Меланин, принадлежавшей к сенаторскому роду, говорится, что до поступления в монастырь она вместе со своим мужем владела латифундиями в Сицилии, Галлии, Испании, Британии, проконсульской Африке, Нумидии, Мавретании и в других провинциях (procul in reliquis regionibus, — замечает биограф).

      На размеры этих владений указывает хотя бы тот факт, что поместья Мелании около африканского города Тагасты по населению и по площади были больше самого города. Эти владения переходили по наследству, составлялись в результате выгодных браков, покупались, жаловались императором, очень часто захватывались насильственно и, наконец, продавались их прежними владельцами.

      Патронат, или патроциний.

      Старинный римский институт — патронат, или патронций, — приобрёл в это время иное значение. Под патроциций (покровительство) могущественных людей стекались те, кто был угнетаем чиновниками, городскими властями и более влиятельными владельцами. Очень часто средние и мелкие владельцы и даже целые деревни передавали магнатам в собственность свои владения и получали их на правах прекарип.

      Отдавшийся под покровительство магната переходил как бы под его власть. Марсельский священник V в. Сальвиан говорит по этому поводу: «Они отдаются под защиту и под покровительство магнатов и как бы переходят под их власть и в подданство к ним». Отношение императоров к крупным земельным магнатам было двоякое: с одной стороны, они расширяли их права над сидевшими на их земле колонами; с другой стороны, опасаясь чрезмерного роста влияния крупных земельных магнатов, запрещали принимать под своё покровительство свободных людей, издавали распоряжения против частных вооружённых отрядов и против частных тюрем.

назад Н.А. Машкин дальше

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Комментировать

1...

copyright Timofeev Gleb © 2010-2017