История

Основные изменения в нормах гражданского права

      И в классический период остаётся разграничение между цивильным правом (jus civile) и общенародным (jus gentium). Последнее сближается иногда с естественным правом (jus naturale), иногда же общенародное право противопоставляется естественному. Например, все люди по природе признаются равными; рабство, таким образом, противоречит естественному праву, но считается институтом общенародного права.

      Учение юристов о правоспособности : отдельных лиц

      Право освобождается постепенно от тех пережитков первобытно-общинного строя, какие сохранялись в течение долгого времени. В учении юристов о правоспособности людей стираются грани между различными группами свободного населения.

      Эдикт Каракаллы был в известном отношении завершением этого процесса.

      Раб не был признан личностью в юридическом смысле этого слова. Однако особый взгляд на раба нашёл выражение и в вышеупомянутом понимании рабства как явления, противоречащего естественному праву, и в законодательстве императоров, до известной степени ограждавшем раба от произвола господина. Понятие отеческой власти (patria potestas) осталось, но отец семейства (pater familias) лишился права казнить и продавать своих детей.

      Не дав подвластным членам семьи права полной собственности, юристы создали понятие peculium castrense (лагерный пекулий). Первоначально к нему относилось всё имущество, приобретённое сыном на военной службе или в связи с военной службой (жалованье, добыча, подарки и т. д.). Сын распоряжался им по своему усмотрению; лишь в случае смерти его без завещания имущество переходило к отцу семейства. Юристы дают понятию лагерного пекулия более широкое толкование — к нему относят всё приобретённое сыном имущество.

      Основные изменения в нормах гражданского права

      Из отдельных понятий, связанных с имущественными отношениями, большое значение имеет понятие целостности (universitas) некоторых видов имущества, независимо от составляющих его частей. В это время впервые наследство стало рассматриваться как идеальное целое, независимо от входящих в него вещей, прав и обязательств, а затем это было перенесено на приданое и пекулий

      Для обязательственного права характерно стремление освободиться от старого формализма. Так, например, стимуляционное обязательство возможно было формулировать в любых выражениях, даже не на латинском языке. Для этого времени характерно появление так называемых безымянных договоров (contractus innominati).

      Сущность их состоит в том, что, если между двумя людьми состоится неформальное соглашение и если один из них выполнит своё обязательство, для другого также становится юридически обязательным выполнение его обещания. Например, кто-нибудь обещал указать господину, где скрывается его беглый раб, а господин со своей стороны обязывался дать за это вознаграждение.

      Если первый действительно выполнит своё обещание, он имеет все основания взыскать обещанную сумму. Все случаи подобных отношений классические юристы подвели под четыре формулы: do utdes;do ut facias; facias ut des; facio ut facias (даю, чтобы ты дал; даю, чтобы ты сделал; делаю, чтобы ты дал; делаю, чтобы ты сделал).

      В наследственном праве юридическую силу приобрёл фидеикомисс (fideicomissus). Это было завещательное распоряжение, лишённое всяких формальностей; завещатель полагался на совесть своих наследников. Подобные распоряжения касались таких лиц, которые по римскому праву не могли наследовать умершему (перегрины, рабы, холостяки по законам Августа и т. д.). Фидеикомисс вследствие своей бесформальности получил широкое распространение и приблизился к наследственному завещанию (тестаменту).

      Если основные понятия римского права были известны уже в предшествующий период, во времена господства преторского эдикта, то в классический период оно превратилось в систему, которая в течение веков казалась непревзойдённым образцом.

назад Н.А. Машкин дальше

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Комментировать

1...

copyright Timofeev Gleb © 2010-2017