История

Историография Августа

      Вопрос о роли Августа в истории Рима неоднократно затрагивался французскими историками и публицистами XVIII и. На первом плане в это время стоит характеристика личности. В придворных кругах во Франции Августа прославляют как милостивого монарха. Оппозиционно настроенные писатели дают о нём резко отрицательные отзывы. «Человек без сердца, веры и чести», «чудовище ловкое и счастливое», — говорит о нём Вольтер.

      Порядок, установленный Августом, Монтескъе называет долговременным рабством. Морализирующую оценку Августа мы находим на первом плане и у Гиббона. Август, по его мнению, «хотел обмануть народ призраками гражданской системы управления».

      Особую актуальность приобрёл вопрос о принципате после выхода второй части второго тома «Римского государственного права» Моммзена, где был поставлен вопрос о публично-правовых основах власти Августа. Принципат рассматривается Моммзеном как особая магистратура, подчинённая закону, основанная на общих принципах римского государственного права.

      Поскольку сенат в эпоху ранней Империи являлся юридически высшим государственным учреждением, а император официально делил с ним власть, Моммзен называет политический строй ранней Империи диархией, т. е. двоевластием. Это положение было принято некоторыми историками-юристами, но вызвало много возражений.

      В течение долгого времени в центре внимания исследователей стоял вопрос о том, к какому виду государственного устройства следует отнести принципат Августа. Эдуард Мейер определяет принципат как республику. Вся полнота власти принадлежит сенату, а его охранителем и защитником является первый гражданин республики, принцепс. В таком же направлении разрешает вопрос и Ферреро. Август, по его мнению, действительно восстановил республику, но абсентеизм аристократии помимо его желания привёл к усилению императорской власти. В новейшей исторической литературе взгляд на принципат, как на республику, развивает американский исследователь Гаммонд.

      Недостаток всех этих построений заключается в формальном подходе к разрешению вопроса. Анализ юридического положения Августа имеет, несомненно, большое значение, но он должен играть подчинённую, а не самодовлеющую роль. Многие исследователи указывали, что нет оснований отрицать монархические основы власти Августа. Этот взгляд проводит Гардтгауаен, автор обширной монографии об Августе и его времени. Он указывает, что с самого начала своей полити¬ческой карьеры Август стремился к единоличной власти и в конце концов добился осуществления этого идеала. Власть Августа, по мнению Гардтгаузена, была «необычным соединением обычных республиканских магистратур».

      Другие исследователи (Кэрст, Пёлъман и пр.) указали на влияние эллинистических монархий. Подобно эллинистическим властителям Август стремился найти религиозное обоснование своей власти, эллинистические традиции влияли на развитие бюрократического аппарата.

      Принципату Августа посвящена была работа русского учёного В. И. Геръе, в которой автор знакомит русских читателей с основными работами по принципату, появившимися в западноевропейской литературе. В статье были приведены веские аргументы в обоснование взгляда на принципат Августа, как на монархию. Другой русский учёный Э. Д: Гримм в «Исследованиях по истории развития римской императорской власти» указал на неисторичность юридической конструкции Моммзена.

      Императорская власть, по Гримму, развивалась постепенно, и он рассматривает отдельные этапы этого развития. Р. Ю. Виппер одним из первых поставил вопрос о классовой природе принципата Августа. Политический строй, сложившийся в 27 г., был, по мнению Виппера, компромиссом между крупнейшим колониальным владетелем, каким был император, и «старым владельческим классом»—сенаторской аристократией.

      Большое значение для исследования истории принципата сыграло открытие нового (антиохийского) варианта «Перечня политических деяний Августа» (Res gestae divi Augusti). На основании его удалось восстановить официальную оценку самим Августом своего положения в государстве. Август подчёркивает, что он превосходит всех магистратов своим влиянием, авторитетом (auctoritas).

      На основании этого текста иначе охарактеризована была власть Августа, подчёркнут был её монархический характер (исследования Гейнце, Гаже, Премерштейна).

      Социальным отношениям времён принципата уделяется большое внимание в работе Сайма «Римская революция». Принципат, полагает Сайм, выражал собой результат многолетней революции, изменившей состав римской олигархии. Старая знать (nobilitas) теряет прежнее своё значение. Августа поддерживают сенаторы из «новых людей», италийская муниципальная аристократия и армия. Работа Сайма представляет значительный интерес, хотя спорным является его определение событий 60—27 гг. до н. э. как революции, а в анализе социальных сдвигов он игнорирует рабовладельческий характер социальных отношений того времени.

      В итальянской фашистской историографии Август идеализировался как умиротворитель Италии и создатель римской мощи. Лозунги времён принципата рассматривались как прецедент тех порядков, какие были при Муссолини. Немецкие фашисты относили Августа к «властительным натурам», «нордическому типу»; эти фашистские извращения не имеют ничего общего с исторической наукой.

      В отличие от буржуазных работ в советской историографии вопрос о принципате Августа поставлен в тесную связь с революционным движением рабов и свободной бедноты. Особое значение имеют «Очерки» В. С. Сергеева, который уделил должное внимание социально-экономической политике первого принцепса.

назад Н.А. Машкин дальше

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Комментировать

1...

copyright Timofeev Gleb © 2010-2017