История

Политическая жизнь в начале 60-х годов I в. до н. э.

      Выборы Магистратов

      Реформами 70-го и последующих годов сулланской олигархии нанесён был удар; решения народного собрания приобрели опять большое значение и могли выноситься, как показывают примеры двух законов о чрезвычайных полномочиях Помпея, помимо воли и желания руководящих лиц сенаторской партии.

      После двенадцатилетнего господства олигархии демократия снова приобретала силу. Большую роль в политической жизни Рима играли в то время выборы магистратов, которые зависели не только от сговора высших сенаторских кругов, но и от воли центуриатных комиций.

      Установленный Суллой порядок, при котором консулы и преторы получали назначение в провинции после того, как они отбыли магистратуры в Риме, хотя и не всегда строго соблюдался, но всё же продолжал действовать. Таким образом, лицо, избранное в магистраты, могло надеяться на назначение в провинции, а управление провинцией было, как правило, источником обогащения.

      Вследствие этого конкурирующие кандидаты стремились всевозможными средствами привлечь избирателей на свою сторону, почему выборы магистратов, особенно же консулов, проходили очень часто в напряжённой обстановке.

      Сохранился источник, содержащий наставления, каким образом следует добиваться консульства. Эти советы давал Квинт Туллий Цицерон своему брату Марку, знаменитому оратору, когда тот искал консульства. Положение Марка Цицерона затруднялось тем, что он был новый человек (homo novus), у него не было преимущества происхождения, знатных предков.

      Цицерон вследствие этого в отличие от соперников мог рассчитывать лишь на свою славу видного оратора и адвоката. Но этого было недостаточно. Два обстоятельства, по мнению Квинта, могут обеспечить за кандидатом голоса избирателей: усердие друзей и расположение народа. Дружеские связи нужно укрепить и расширить, и всякими средствами следует привлекать на свою сторону магистратов, сенаторов и всадников. Не следует пренебрегать и мелкими людьми — клиентами, вольноотпущенниками, гражданами своей трибы и даже рабами; хотя те и не участвуют в выборах, но репутация человека зависит во многом от отзывов прислуги.

      Само появление кандидата на улице должно внушать избирателям уважение. «Необходимо, чтобы ты собирал около себя каждый день множество людей всякого звания, всех возрастов и общественных положений; само количество их должно дать понятие… о том авторитете, которым ты будешь пользоваться…»

      Разными средствами можно добиться расположения народа. Кандидат должен быть приветливым, стараться запомнить как можно больше людей, при встрече называть каждого по имени, напрягая свою память и пользуясь услугами номенклатора — раба, который на ухо шептал бы, как зовут встречного. Лесть порочна в повседневной жизни, но она необходима, когда ищут консульства. Кандидат должен показать себя перед избирателями щедрым, и если у него недостаточно средств, чтобы угощать всех, нужно добиваться того, чтобы друзья прославляли доброту и расположение к народу будущего консула.

      На основании «инструкции» Квинта Цицерона можно судить о том что демократизация римской жизни сочеталась со старым принципом патроната и клиентелы. Развитая, основанная на иерархических началах (клиенты могли иметь своих клиентов и т. д.), клиентела была опорой римского магнатства. В состав клиентелы входили целые города, составлявшие особые договоры о вступлении в клиентелу видного римского аристократа.

      Кандидаты заискивали перед толпой, но фактически они далеки были от массы мелких людей (tenuiores). На государственные должности избирались главным образом представители узкого круга знатных людей (нобилей), и лишь в редких случаях люди незнатного происхождения могли проложить себе дорогу.

      Квинт Цицерон несколько осторожно говорит о радушии (benignitas) кандидата по отношению к избирателям. На самом деле для политической жизни 60-х годов характерен прямой подкуп избирателей. Через своих клиентов кандидат распределял по трибам деньги между избирателями. Существовали даже особые посредники, занимавшиеся раздачей денежных сумм (так называемые divisores). Против подкупа издано было несколько суровых законов. Но это оказывало мало влияния.

      Практика предвыборной борьбы выработала формы настоящих сделок – с залогами, с поручителями и даже с третейским разбирательством в спорных случаях. Выработалась даже своеобразная такса: сумма, какую тратил кандидат на подкуп избирателей, зависела от важности магистратуры. Большую роль играло устройство всякого рода зрелищ, на которые расходовались огромные суммы.

      Общественное мнение не протестовало против подкупа избирателей, если он не переходил определённых границ. Марк Туллий Цицерон, ратовавший в бытность свою консулом против подкупов, сам же выступил защитником Луция Лициния Мурены, обвинённого в этом преступлении. Им сказано было следующее: «Старым установлением является то, что маленькие люди (homines tenuiores) получали такие подарки от своих сограждан по трибам».

назад Н.А. Машкин дальше

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Комментировать

1...

copyright Timofeev Gleb © 2010-2017